с днюхойнахуй




ПА... День рождения проигравшего...

Петр Алексеевич. Человек, которому отныне полновесных 54... Но который так и не понял, что ложь - это только ложь. Сколько бы ты не платил змеиным языкам за ее «высокотехнологичное» pr-продвижение. Который искренне верит, что слюнявый пафос можно безнаказанно продавать вечно. Которому не сообщили по «правительственной связи», что нельзя брать все только себе, превращая страну в нищий проходной двор. Что никогда нельзя думать, что ты самый крутой. И что ты все знаешь... Глупо хихикать, когда тебе говорят что/то другое. То, что не очень приятно для забронзовевшего от собственной «непогрешимости» слуха. Что нельзя окружаться себя только провинциальными подхалимами, проходимцами с большой дороги и просто отборным тупьем. Потому что подхалимы всегда слишком трусливы, а проходимцы быстро перебегают на сторону более сильного... Кстати, у кого сейчас дрожаще сидят в приемных Ваши вчерашние решалы? Человек, получивший уникальный шанс, разменял его на несколько легендарных сребреников... Почему? Потому что слишком мелкий по своей сути. И потому что Украина с ее нынешними вызовами точно не по уму Порошенко)..
... Порошенко, скажу прямо, харизматичен, ярок и с безусловно выраженной личной волей. Эта самая воля вместе с недюжинной активностью и позволила ему показать хороший результат на выборах. Парадоксально. Но с его бэкграундом, «заслугами» и командой все должно было быть куда позорнее. Но он вытянул. Сам. В одиночку. Вопреки. Так, как мало кто ожидал. У него таки есть сила. Но все это покрыто плесенью жадности и какой/то немыслимой глупости, когда ты делаешь то, что неизменно по тебе же и ударит. Порошенко - безупречный образец того, как слова могут стопроцентно расходиться с делами. Все, что он произносил вслух на публике отдавало записным цинизмом. Тогда как искренним он был среди своих, в кулуарах, в ночном кабинет, где от него буквально исходил запах презрения и равнодушия... Порошенко, разумеется, неисправим. Ни вчера, ни сегодня, ни тем более завтра. Потому что суть его - пафос, ложь и ветхозаветное мздоимство. И он точно никогда не реванширует. Потому что предсказуем. И... предсказуем)...
... Мое отношение к Порошенко - это отношение к человеку, который про...ал фантастический шанс. Который должен был тянуть наверх великую нацию, заплатившую огромную кровавую дань небесам, но быстро превратил все в провинциальную школу воровства... Который банально разменял чужую кровь, на лишнюю сотню долларов в безобразно мятом личном кармане...
... Никогда не испытываю личной ненависти. Даже к врагам, которые делали зло. И даже к тем, кто банально лжёт по мелочи. И всегда отдаю должное личностям. Даже если это личности с отрицательным флером. Потому что это опыт. Просто бесценный жизненный опыт. С ДР, господин Порошенко Петр Алексеевич, который «убил» такой уникальный шанс. Шанс стать легендой из учебников по всемирной истории. Который разменял вечность на парочку мешков денег для вечно голодных придворных идиотов)...

Михаил Подоляк


Донбасс не надо слышать. Донбасс надо высечь на конюшне






...Потрепать по щеке и одарить серебряным рублём. И тогда любовь Донбасса гарантирована. Что значит «Слышать Донбасс»?

Добрая, но несколько наивная киевлянка в телефонном разговоре со мною недоумевала:

— Как же так? Наши люди столько недель стояли на Майдане, всё выдержали: и дубины, и газ, и водомёты, и пули. И всё ждали: когда же Донбасс поднимется. Ждали — и не дождались. Как же так?

А я задумался. И впрямь: как же так?

И не сказать, что все в Донбассе любили Януковича. Нет, не любили — а, в большинстве своём, откровенно презирали и зло над ним подшучивали. Не говоря уж о его «бригаде-ух» — всех этих пшонках, арбузовых, захарченках (вот уж роковая для Донбасса фамилия!). Даже члены Партии регионов отзывались о своём «духовном лидере» как о суровом, жадном и недалёком самодуре.

И не сказать, что при «бело-голубых» в Донбасс пришла райская жизнь. Ренессанс нашего края пришелся на эпоху «развитого кучмизма» и продолжился при Ющенко. Ну а приход к власти Виктора Фёдоровича усугубил и без того подорванное кризисом 2008-го положение Донетчины.

Я работаю (да, чорт победи — и пока не получил на руки трудовую книжку, — буду говорить в настоящем времени) в угольной компании. И мне ли не знать, что творил с угольным бизнесом вездесущий стоматолог по имени Саша? Донецк к 2012-му году стал городом разбитых надежд. Десятки бывших недоолигархов, разоренных «Семьёй», глушили горе винтажным коньяком или продавали всё и откочевывали к более гостеприимным берегам. А ведь за каждым из них — налоги, инфраструктура и рабочие места... Речь, кстати, о сравнительно благополучном Донецке. А милые городки вроде Белозерского, Украинска или Стаханова давным-давно превратились в филиал Чистилища на земле.


Так в чём же дело? Почему народ Донбасса воспринял крах алчного тупого засранца и его шайки ворюг, как личную трагедию?

Сейчас я выскажу очень обидную вещь. Возможно, кто-то меня за это возненавидит или обзовет дураком. Но я считаю себя вправе так говорить. Ибо родился и вырос в Донецке. Потому, что люблю Донбасс и его жителей — со всеми их недостатками. И ни разу за всю жизнь не покидал родной город дольше, чем на две недели. И не покинул даже сейчас — не взирая ни на что.

Так вот: Донбасс — край победившего средневековья. За стеклянными фасадами торговых центров явственно проглядывают замковые донжоны, а всё еще горящие по ночам огни бульваров не способны затмить свет инквизиторских костров.

Отношения между людьми здесь были и остаются сугубо феодальными. Вот сеньор — какой-нибудь угольный, стальной или коксовый королёк. Вот его надменный начальник стражи в больших погонах, царь и Бог улиц в отсутствие хозяина. Вот королевский воевода, писари и учёные монахи — заседатели администраций и управлений. Его превосходительство бургомистр с золотой цепью. Бессмертное духовенство.

Следом — купцы, мелкие лавочники, кузнецы, аптекари, рядовые стражники, извозчики, глашатаи и шуты, булочники и портные, — словом, тот самый пресловутый «средний класс». И уже у самого дна общества — многочисленные крепостные, — простые шахтёры, металлурги, продавцы и прочий бесправный люд. Это не марксистско-ленинский пролетариат, который кем-то там себя осознаёт и за что-то там борется. Это — разобщенная, покорная и бессловесная масса, бесправные холопы, чернь, то, что в польском языке именуется обидным словом «bydło».

Это общество иерархично. «Вассал моего вассала — мой вассал», и всё такое. Крепостные слепо и тупо подчиняются приказчикам и стражникам. Те лебезят перед откупщиками и капитанами. И так далее. И все вместе целуют... перстень Его Величества.

И пусть в порочной Европе начальники и подчиненные обедают за одним столом и ходят вместе гулять с детьми — нам их ценности чужды и противны. Мы-то знаем: сегодня миллионер с работягой запанибрата — а завтра какая-нибудь Кончита Вурст выигрывает Евровиденье.

Отсюда вырисовывается главная жизненная ценность жителей Донбасса. Как и во всяком уважающем себя средневековом обществе, это еда. В широком смысле — материальные блага. Наши земляки напрочь погрязли в вещественном. Отсюда страсть к броской одежде и бессмысленной позолоте в отделке жилищ. Отсюда — бросающаяся в глаза роскошь. Чтобы каждая собака знала: на ком соболий палантин — тот, как минимум, герцог.

Народ готов подчиняться. Готов безропотно покоряться воле глупцов — лишь бы у этих глупцов была позолоченная шпага и орденская лента. Взамен покорные холопы ждут барских милостей — и, что характерно, иногда дожидаются. Кошель монет, брошенный под ноги благородным господином на породистом скакуне немецкой сборки — вот истинная и тайная мечта донбассца.

Такие люди от природы неспособны на восстание. Ведь для того, чтобы свергнуть власть, нужно понять, что «Его Величество» — не помазанник Божий, а обычный человек из плоти и крови, местами слабый, местами порочный, местами трусливый и вполне смертный. Но для крепостных и лакеев сама мысль об этом — крамола. Для них немыслима жизнь «без царя в голове». Царь должен быть обязательно — иначе мир утратит равновесие и покатится в тартарары! Именно поэтому свержение Януковича эти люди восприняли, как катастрофу.

Заменить «доброго короля» не сумела ни турчиновско-яценюковская «семибоярщина», ни Порошенко, которого донбассцы воспринимают так же, как в своё время московиты восприняли Лжедмитрия.

Что делают холопы после гибели или бегства господина? Как правило — начинают грабить графское имение и убивать шинкарей с дьяками. Имение ведь все равно теперь ничейное — чего ж добру пропадать? А поскольку барин и его семья — это святое, то дьяк и шинкарь будут наказаны за все унижения. У-у-ух, не пить вам нашей кровушки! Э-э-эх, раззудись плечо, да размахнись рука!.. И начинается тот самый «бессмысленный и беспощадный» — примерно как сейчас в Донбассе. И продолжается до тех пор, пока не приедет новый барин, и не загонит всех пинками в овин.

Да, в Донецке и Луганске сейчас — именно бунт черни, оставшейся без «хозяина». Да, его подпитали свежим «пушечным мясом». Да, бунтовщиков вооружили. Но факт остается фактом: львиная доля всех "днр"овцев, "лнр«овцев и прочих «новороссов» — суть «осиротевшие» крепостные.

Холопы умеют воевать. В средние века даже существовало такое понятие, как «боевые холопы» — как бы личная гвардия помещика, с которой он шел на войну. Вспомните, с каким огоньком русские мужики резали «благородных французов» во время войны с Наполеоном. Парадокс в другом: победив захватчика, вооруженные и закаленные в битвах крестьяне... вновь добровольно взвалили на себя крепостное ярмо. Просто потому, что не могли иначе. Не умели.

Крепостным не нужна свобода — они теряются и не знают, что с нею делать. Им нужна крепкая рука авторитетного «барина». Увы, современная украинская политическая элита на эту роль не годится. Нынешние законные власти средний донбассец воспринимает так же, как его предок под Смоленском — наполеоновских офицеров.

Поэтому единственный способ победить донецких повстанцев — найти подходящего «барина» и передать ему регион на перевоспитание. Должно помочь.

Донбасс не надо слышать. Донбасс надо высечь на конюшне, потрепать по щеке и одарить серебряным рублём. И тогда любовь Донбасса гарантирована.

Данил Чикин